Перейти к содержимому

  •  





Фотография
* * * * * 1 голосов

Вэлкам ту тридевятое

Написано NaturalDisaster , 06 July 2016 · 2173 Просмотров

Смерть такого сильного волшебника, а заодно и его достижения в сфере просвещения получили широкую огласку. На этом деле не хило пропиарились и поднялись по служебной лестнице несколько инквизиторов, в то время как другие лишились высоких постов. Круговорот чинуш в природе не особо повлиял на судьбу учеников Мэггарда. В судебном разбирательстве они проходили исключительно как свидетели и, в качестве награды за вырванные годы, были переведены в лучшую столичную школу магии. В 18 лет Мелинда Уоррен вышла с отличным дипломом на вольные чародейские хлеба и, как все молодые маги, занялась накоплением силы. Она не мечтала стать сильнейшей ведьмой Тридевятого и властвовать над миром – затаенный детский
страх мотивировал стать сильнее возможных противников.
Просыпаясь, Линн чувствовала, что ее сила вернулась полностью, пульсирует в венах, жаждет выхода, как конь, застоявшийся в стойле. Она готова отстоять свою свободу, неважно насколько силен противник, она сделает все возможное, чтобы рабства в ее жизни больше не было. Третья рука наверняка помогла бы в этой праведной борьбе, но она-то – чужая! Как и дыхание за ее спиной. Стараясь не разбудить спящего, Линн выбралась из-под обнимавшей ее руки. Могла б и не стараться. Увлекшись просмотром сериала «Мелинда Уоррен: история ведьмы», Вил уснул всего час назад и просыпаться в ближайшее время не собирался. Спящий, с разметавшимися кудряхами, граф выглядел мило, даже трогательно, и не скажешь, что гад.
Ну, он сам напросился… Уснуть рядом с коллегой по цеху здравомыслящий волшебник мог только убедившись в смерти последней. И труп-то лучше сжечь, а прах развеять. У Линн было много вопросов, а ответы находились совсем рядом – в черепушке Арго. Ведьма небезосновательно считала себя профи в чтении чужих мозгов. Если люди были как открытые книги, то маги – как книги, запертые в сейфы. Подберешь отмычки, разгадаешь секретный код до приезда полиции – читай на здоровье.
Правда, здравый смысл настойчиво требовал сваливать, пока есть возможность. Раньше граф был как простой смертный, ни тени магической силы. В ее арсенале может и не найтись «отмычек» для волшебника, который смог полностью скрыть свою силу. Но не попробовать разведать, что задумал этот хамелеон она просто не могла. На «входе» Линн ожидал сюрпайз. Какие там хитрые замки с тайным кодом?! «Дверь» и шваброй-то никто не подпер – заходи, бери что хочешь. Как говорят поэты: «For you I open wide».
Это что, такая оригинальная ловушка? Впустить ее в свою голову, подкинуть для приманки какие-нибудь бесполезные мысли, а тем временем вытянуть то, что все еще не сумел считать? Ой, зря! Гениальная идея о том, как войти в реку чужих мыслей не
промочив ножки, осенила Линн, и она собиралась воплотить ее в режиме right now…

Его мысли… разумеется фейковые… невменяемо фейковые, потому что надо быть идиоткой, чтобы в это поверить… Когда вангуешь непроглядную темень, а тут отовсюду льется свет… не пронзительно-безжалостный свет ламп операционной, а мягкий, обволакивающий, темный… Когда все о тебе и все для тебя… Нет, Линн не смогла бы в это поверить… но внутри ее самой почему-то росла, ширилась лавина, сметая все преграды, заботливо построенные между ними судьбой…
В данный момент ее биографическая статистика волновала Линн меньше всего, но мы-то тут для строгой констатации фактов. За последние 15 лет Вил Дагонорт был первым существом гуманоидного типа, которое ей захотелось обнять. Так что фиг поймешь, от чего чувства зашкаливали: от новизны, силы, или их комбинации. Нежное прикосновение губ к губам не должно было его разбудить, но он выскользнул из объятий Морфея, почувствовав более желанные:
– Когда я проснусь, ты опять станешь злюкой, – не разлепив глаза, пожаловался на судьбу Дагонорт.
Однако дальнейшие нежности убеждали, что все деется наяву…

В тот день они много говорили, смеялись и плакали, но это были счастливые слезы. Процесс единения душ повлек за собой и единение тел. В этом все влюбленные стабильно банальны. Наши отличались разве что магической энергией, то бушевавшей, то мягко струящейся между ними. Если б все это перевести в электроэнергию, хватило бы на среднестатистическую столицу без гребанных веерных отключений. Хотя добро и так даром не пропало - высвободившуюся силу жадно поглотил Великий космос. Собственно для этого все и было задумано, а не для того чтобы двум людишкам, пусть и наделенным магическими способностями, было несказанно хорошо.

***
Счастливые часов не наблюдают, но персонал отеля «Корона» строго бдил дабы их постояльцы не находились в Межвременье больше пяти суток. В этих пяти сутках вмещались 20 обычных, а главная прелесть заключалась в том, что человек как бы и не замечал, что день и ночь длятся по 48 часов вместо положенных 12-ти. Организмы, как магов, так и простых смертных, притащенных магами в Межвременье, бодро функционировали. Но вот, если в ваших венах уже струился яд, убивающий в течении часа, то здешнее время давало вам почти четыре часа на поиск противоядия. И работа, которую требуется предоставить через пару часов (притом, что на ее выполнение нужно 7 часов), могла б быть сдана в указанный срок, если вы владеете искусством перемещения в пространстве и имеете специальный коридор, выданный Инквизицией. Ибо вернувшись домой вы с удивлением убедитесь, что прошло не семь часов, а все-таки два.
Этой природной аномалией и воспользовался Вилбург Дагонорт чтобы спасти бестолковую любовь всех своих жизней. Жаль, оставаться в Межвременье можно было только 5 дней - дальнейшее пребывание сулило неприятные в своей непредсказуемости последствия. Так что все посетители этого прелестного местечка были обязаны вернуться в свое измерение не меньше, чем на 14 местных суток перед следующим посещением. Эта ценная информация была объявлена «новобрачным» два (на всякий случай) раза. К тому ж Вилбургу это было известно уже более 70 лет.
Собираясь, Вил и Линн почти одновременно решили, что возвращаться в наш грешный мир с такими счастливыми фейсами как-то неэтично, да и чревато. Заметали следы с помощью магии, разумеется. Сияние в глазах выцвело, их лица стали классически скучны. Теперь для людей и волшебников они были обычной парой - надоевшие друг другу до тошноты, но связанные до поры-времени какими-то общими интересами. Тот особый свет, который излучают влюбленные глаза, как и дОлжно, существовал теперь только для двоих заинтересованных субъектов.
Даже досточтимые читатели не могли б сказать нашим героям: «Хватит ломать комедию! Мы все о вас знаем!»
Это ведь всего лишь …сказка. А как говаривал дядя Коля: «Сколько рыбы я переловил! Так ни одна, …ть, не заговорила человеческим голосом!»

***
Во внутреннем дворе резиденции Ордена Ворона Лаури и Аки приняли человеческий облик и осмотрелись. Их не встречали с почетным караулом как героев, но и не взяли под стражу как злостных нарушителей Арионского кодекса. Секунд 40 все было подозрительно тихо, а потом на них налетел Паули, пытаясь заграбастать в объятья обоих друзей за раз и расцеловать уже поочередно.
– Ну, все, все, поздоровались, – отпихивался от нежностей Аки. – Да оставь меня в покое, я не гей!
– Ты – придурок! – радовался Паули. – Живой придурок, хвала Богам!
– От тебя несет оборотнем, – поморщился Лаури. В Тридевятом его обоняние всегда усиливалось в несколько раз, что имело свои плюсы и минусы.
– Еще сегодня утром я был одним из них.
– Что-о-о?! – возмутился Аки. – Чтоб честный ворон да принимал мерзостную личину?! Что тут у вас творится вообще?
– Ты хотел сказать «у нас». Если вкратце, у нас все хреновей, чем когда-либо было.
– Умеешь ты подбодрить, спасибо. А где Ээро? Или он теперь слишком верховный магистр, чтоб спуститься с друзьями покалякать?
– Ему сейчас хуже чем всем нам – совет за советом. А между советами читает Руны Судьбы, – Паули невольно снизил голос до шепота.
– Он что сбрендил? Эту кровавую жуть страшно в руки взять!
– Ты сказал «читает»? – Лаури также говорил вполголоса. – Он может это читать? Он их понимает?
– Представь себе, да. Ну, не все, конечно, в основном.
– А…
– Так, все! С меня хватит и этой информации! – решительно заявил Аки. – Вы двое можете тут потолковать об этих рунах, а меня – накормить, напоить, в сауну сводить, спать уложить и раньше семи утра не будить. Иначе я за себя не ручаюсь. По легенде четвертый Хранитель самый неадекватный. Натворю вам тут делов в состоянии аффекта, мало не покажется.
– Пожалуй, Аки прав, – спохватился Паули. – Лучше я введу вас в курс дел с утра.
– И бережно. Моя психика и так расстроена, мотаться по Тридевятому, не ведая где ты и как сюда попал – тяжкое испытание.
– Так ты же сюда коридор и открыл. Лаури энергетическое поле втянуло автоматически.
– Я?! Не-не, я не мог. Это он без ума от этого мира, – Аки обвиняюще указал перстом на Лаури. – Только не я.
– Тем не менее, это был ты. Уж если кто открывает коридор в Тридевятое, тут всегда знают, кому принадлежит честь «открытия». Если этот субъект есть в базе данных, конечно.
– Вина мне! Пива… яду… чего-нибудь… – в свете последних событий Аки понял, что коньяк он пить больше не будет никогда. По ходу, этот напиток побуждал его творить чудеса, а ему было очень некомфортно в роли чудотворца.

***
Поутру Паули прояснил ситуацию, насколько это было возможно. Их пьяное явление в Тридевятом – дар провиденья, который сохранил жизнь всем четверым. Друзья облегченно переглянулись. Значит лекции от Ээро «нажрались как свиньи и нарушили кодекс в пункте таком-то и таком-то» и «за всю историю в этом мире еще не случались Хранители-алкоголики» отменяются. Но это был единственный светлый лучик в непроглядном мраке правды обрушившейся на их головы.
Тут мы просто обязаны проинформировать читателей кто такие Хранители вообще, чтоб аж прям писать с большой буквы. И начнем с легенды о сотворении Тридевятого и других измерений нашего многослойного мира.
Давным-давно от соития света и тьмы родились два брата-акробата – Кейнон да Аверхель. Поначалу жили мирно-ладно, отлично друг друга дополняли – один творил миры, другой их пожирал. Каждый новый мир получался прекрасней прежнего, но все они были обречены на одинаковую судьбу. И захотелось Кейнону-Создателю, чтоб его творения жили. Для этого нужно было всего ничего – придушить единоутробного брательника. Чего Кейнон сделать не мог т.к. обладал высокими моральными качествами. Он извратился (как все хорошие существа при нехороших обстоятельствах) и создал особый мир. Аверхель только «надкусил» новую «конфетку», как оказался запертым в ее недрах в состоянии магического анабиоза.

Но и Создатель должен был уйти, чтобы его создания жили. Часть души Творца живет в каждом, из созданных им миров и именно поэтому все эти миры существуют и по сей день. Притом, что населяющие их тупые созданья, наделенные якобы мозгом, предпринимают яростные попытки самоуничтожиться. И списывать собственную глупость на влияние мирно спящего Пожирателя Миров не стоит. Пока ключи от мавзолея Аверхеля находятся в руках четырех Хранителей, нет ему входа ни в одно из созданных его братом измерений.
Ключи (по легенде – частицы души Кейнона или свободные сгустки Изначальной Высшей Энергии, как предпочитают выражаться современные маги) сами находят своих Хранителей. И таятся в их душах до поры-времени. Как правило, смутного времени, когда
находятся идиоты, готовые нарушить мировой порядок с той или иной долбо…ской целью. Тогда Хранители обязаны стать щитом у мавзолея Пожирателя Миров, а находящейся в них четырех силы, по задумке, должно хватить на уничтожение
любого противника.

Хранить Хранителей и прочие тайны необходимые для мирового равновесия подвизался Ордена Ворона – древнейшая магическая организация Тридевятого. По легенде Орден основал сам КиКроу – предводитель Небесного Воинства, восседавший в свое время на плече Создателя. По той же легенде в особо трудные моменты члены Ордена даже могли получить помощь Небесного Воинства, но на это никто особо не рассчитывал. Правороны отошло от мирских дел так давно и так далеко, что считались современными магами скорее легендой, чем былью.
Четверо известных финских музыкантов именовавших себя The Rasmus искренне верили, что в одну группу их объединила любовь к музыке и родство душ, а не дивная сила, существовавшая за миллиарды лет до их рождения. И были абсолютно правы, до той поры пока под правдой не обнаружилась истина.
Истина явилась в особе сэра Рейнолда Кроуфильда, почетного магистра Ордена Ворона. Сэр Рейнолд был одарен природой разными талантами, в том числе: магическим и убеждения. Под его чутким руководством измерение девять и три девятых вошло в жизнь уже успешных, но скромных финских музыкантов. В разной степени. Басист так не по-детски проникся философией Ордена, что стал его магистром. Гитарист отнесся ко всему серьезно, но без фанатизма. Вокалист находил Орденские постулаты смертельно скучными и рвался в небо, проводя все свободное время в полетах, «бесцельных и бесполезных»(с). Драммер считал, что иногда побыть супер-героем прикольно – работенка не пыльная, ни к чему особо не обязывающая. Хранители, как и Британская королева – дань традициям. Хорошо подготовленные воины, коим не суждено когда-либо побывать в сражении. Кто ж захочет выпустить на свободу силу, расщепляющую все сущее на свободные атомы? Силу, которую нельзя
контролировать?
Так что Расмусовцы периодически интересно проводили время в новом мире. Изначальная Высшая Энергия, избравшая их души в качестве временного пристанища, давала парням особые способности вместо квартплаты. Но кому много дадено, с того
много и спросят…
Нечто поганое, но туманное вызревало в Тридевятом давно. Сильные маги ощущали эту смутную угрозу, предсказатели пророчили очередной конец света, а продавцы охранных амулетов получали потихоньку тройную прибыль. Когда власть над Орденом Волка окончательно перешла в цепкие лапы Дамиана Сфоресса, смутное стало явным, по крайней мере, для магистров высокой магии. Окрыленный новообретенной властью, Сфоресса перестал притворяться перед миром, который он все равно собирался принести в жертву во имя своего величия. Высшие чародейские круги Тридевятого были шокированы новостями, кои сыпались с эффектом домино: шпионы Ордена Волка были обнаружены во всех серьезных магических организациях, включая Инквизицию и Орден Ворона. Как мелкие сошки, так и очень высоко стоящие шпионы. Вчерашние соратники уже не знали, кто есть друг, кто враг и кому можно доверять вообще.
Что говорить, если предатели в Ордене Ворона едва не провернули преступление века. Ведь наших доблестных Хранителей в условленное время в пространственно-временном коридоре поджидали не менее доблестные киллеры. Благодаря древней охранной магии выследить Хранителей вне Тридевятого было невозможно, в самом же Тридевятом их невозможно было убить.* Зато на пути к месту службы, они представляли собой почти идеальные мишени…
Гениальный замысел испортили двое Хранителей, которые в нетрезвом виде самовольно влезли в Тридевятое за двенадцать, сука, часов до условленного времени. При этом, разумеется, обоим отшибло память и они вошли в новый мир как почти нормальные люди. Слабые проблески магической крутизны в мозгах посылали неясные сигналы друзьям и врагам, больше запутывая, чем помогая. Запаниковавший сэр Рейнолд Кроуфильд лично сопроводил в Тридевятое других Хранителей.

*уничтожить Хранителей можно было в так называемый Судный День, когда явится миру тот/те, кто пожелает отворить гробницу Аверхеля. Если сила соискателей превысит силу Хранителей, разумеется.

***
Когда басист The Rasmus и магистр Ордена Ворона вошел в комнату, с удивлением и тревогой на него уставились все, а том числе и Паули, хотя он видел друга всего день тому. Изменения в облике спокойного и жизнелюбивого Ээро Хейнонена были поразительны. Бледность и темные круги под глазами напоминали макияж на Хэллоуин. Казалось, все беды мира разом свалились на его плечи и он остается на ногах лишь благодаря магии. В руках Ээро держал увесистую книженцию в кожаном переплете. Кожа напоминала человеческую аж до тошноты…
Когда выяснилось, что Ээро не вестник скоропостижного апокалипсиса и у них есть время поговорить, все трое дружно озаботились состоянием здоровья магистра. Дела хреновые, но это ж не повод выматывать себя до предела. Главное: они вместе, живые, некоторые даже бодрые, глядишь, помаленьку и разрулят всё к хеппи-энду. И вообще, нефиг читать депрессивную литературу вроде Рун Судьбы. Древний фолиант раздражал всех, Аки и вовсе считал, что подобные реликвии следует уничтожать без сожалений…
– Как ты вообще можешь прикасаться к книге, сделанной из человеческой кожи?!
– Это не человеческая кожа, это не кожа вообще. Это синтетический материал. Ты – Хранитель, а не суеверная бабка. Тебе достаточно просто прикоснуться, чтобы понять.
Аки крайне неохотно коснулся фолианта, открыл, провел ладонью над страницами.
– Материал-то синтетический, даже не знаю, как это назвать, но это синтетический продукт. А вот кровь – настоящая, человеческая.
– И что? Маг-рунник пишет пророчество собственной кровью. Либо так, либо никак. Если бы Судьба явила Перо мне, я считал бы это высшей честью.
На лице Аки было ясно написано, что уж он не потратил бы ни капельки родного гемоглобина на какие-то сомнительные письмена. Но раз эта книженция – чистая синтетика, а кровь взята не от невинных жертв, а добровольно отдана фанатиками, то ладно, Аки Хакала и Руны Судьбы могут мирно сосуществовать в одной комнате.

– Нужно чтобы вы попробовали это прочесть, – Ээро обращался к Лаури и Аки.
– А Паули? – не спешил вчитываться Аки.
– Нет, – покачал головой Паули, – я даже не вижу буквы, только пустые страницы. Те, на которых что-то написано – темно-розоватые, чистые – светлей.
– Везунчик, – позавидовал Аки. – Ну, какие-то иероглифы я вижу. Но прочитать, извините, не смогу, даже для спасения моей драгоценной жизни.
Лаури посмотрел в любезно подсунутую чуть ли не под нос книгу, хмыкнул, пытливо изучил лица застывших в ожидании друзей, снова переместил взгляд в книгу, потом опять воззрился на френдов.
– Ну, вы – красавчики! Так натурально меня еще никто не разыгрывал!
– Прочитай, что видишь, – загробным потребовал Ээро.
– А то ты не знаешь! Сами ж эту поЕму и накорябали. Даже загримироваться не поленился! Ну, зна…
– Это РУНЫ СУДЬБЫ! Никто ничего не может там накорябать! Читай!
Лаури являл собой идеальную иллюстрацию к глаголу «офигеть». Либо мир сошел с ума, либо его друзья гениальные актеры. Нет, бля, он их слишком хорошо знает. Мир сошел с ума, а с сумасшедшими спорить бесполезно. И он прочитал:

Сотри улыбку, смерд, с лица,
Ты зришь знаменье пиздеца!
Через Верлибура осколки
Придет в сей мир в обличье волка
Из Акритании гонец.
Дано ему три года править
И подлостью себя прославить,
Вослед сему с эффектом «спец»
Грядет и сам Большой Пиздец!
Тьма, что прошла через века
Пожрет дебильного волкА,
А вместе с ним и все миры,
Что расцвели до той поры…
В конце печальном бытия
Не ощутите них…я:
Не будет времени для боли,
Не заморозит сердце страх,
Могучей повинуясь воле
Живое обернется в прах
За миг один…





Trackbacks для записи [ Trackback URL ]

Для данной записи нет trackbacks.

Май 2019

В П В С Ч П С
   1234
567891011
12131415161718
1920212223 24 25
262728293031 

Последние комментарии