Перейти к содержимому

  •  





Фотография
- - - - -

Вэлкам ту Тридевятое

Написано Natural , 01 August 2016 · 6789 Просмотров

– Иногда мне кажется, что мы находимся в засекреченном учреждении, где над нами проводят эксперименты с добавлением разных веществ внутривенно или в пищу, – сказал Аки. – Все эти игры в супер-героев, путешествия между мирами… Ну, не бывает так. Потому что и не должно так быть. И, похоже, мы вышли на новый этап. Раньше это хоть как-то укладывалось в голове…
– Мы это уже обсуждали, – отмахнулся Ээро. – Бывает или не бывает – не наш вопрос. Так есть. И мы это приняли.
– Нас никто и не спрашивал. Стало быть, матерная лексика – это нормально для ваших сверх-загадочных Рун Судьбы? Именно так и нужно оповещать о надвигающемся конце света? Век живи, век учись…
– Не то, чтобы это было нормально или ненормально. Форма не меняет сути. Зависит и от того, кто читает.
– Нечего на меня сваливать! – возмутился Лаури. – Что было, то и прочитал. Я не использую в стихах не нормативную лексику, да и вообще, это не мой стиль!
– К черту стиль. Смысл вас не напрягает? – подал голос Паули. – То, что этот большой пиз.. апокалипсис преподносится как неотвратимый факт? Насколько я знаю, Руны Судьбы имеют свойство сбываться.
– И, заметьте, ни слова о четырех героях, спасающих мир, – сказал Аки.
– Просто Лаури прочитал не всё, – горько усмехнулся Ээро.
– Всё, – Лаури для верности перевернул страницу. – Чисто. Либо у пророка закончилась кровь, либо фантазия. А что здесь видишь ты?
Со словами Лаури тень набежала на лик магистра и без того сумрачный, отражая внутреннюю борьбу. Ээро не спешил отвечать.
– Ты нам не доверяешь?! – не выдержал Аки.
– Всё тот же конец бытия, только не печальный, а радостный – именно так и должно быть. Это – венец эволюции, материя исчезает, наступает царство духа. Сказано и об отряде отступников с четырьмя всадниками во главе – Ээро выразительно посмотрел на друзей, – «и восстали против бури священной очищающей и были сметены. И не осталось следа от душ заблудших в царстве духа вечного».
– О, как! Так мы никакие и не герои-спасители-мира, а … – Аки замешкался, подыскивая подходящие слова.
– …тормоза на пути прогресса, – продолжил Лаури.
– Я слышал то, что называют душой, не может существовать без тела долго. Не говоря о том, чтоб вечно. Иначе мы б изначально приходили в этот мир духами, – Паули машинально сложил руки в замок, как бы защищая бренную оболочку от предстоящего царства абсолютного духа.
– На определенном этапе развития, дух перестает нуждается в материи как в точке опоры. И это время пришло. Об этом, правда, не называя даже приблизительной даты, упоминает еще Лефтий Предиказамус в «Трактате об…»
– Погодите, давайте медленно и по порядочку, – остановил Ээро Аки. – Вернемся к нашему волчаре Дамиану. Он-то, насколько я понял, не о царстве духа грезит.
– Нет. По добытым нами сведениям Сфоресса планирует стать… Богом в материальном мире, – сказал Паули. – Для этого ему и нужна так называемая сила Аверхеля. Он считает, что сможет не только уничтожить Пожирателя Миров в нужный момент, но и создавать свои собственные миры, когда впитает его силу.
– [censored]! Я знал, что оборотни тупые, но не до такой же степени!
Ээро недовольно покосился на Аки, но призывать его к толерантности не стал.
– Как он себе это представляет? – спросил Лаури. – Надеется, что в мавзолее дрыхнет древний маг, которого он разбудит поцелуем, а тот, на радостях одарит его могуществом? Он имеет хотя бы элементарное понятие о том, что являет собой сила Аверхеля?
– Справедливости ради следует сказать, что никто в нашем мире не имеет точных сведений о том, что являет собой Пожиратель Миров.
– Оружие, что ж еще, – заявил Аки. – Какие-то высокоинтеллектуальные инопланетные твари изобрели, повоевали малость, ужаснулись и подкинули нам. Его ж нельзя уничтожить, только законсервировать. А Тридевятое с его недоразвитой наукой и
высокой магией – вполне подходящее место. Людям открыть саркофаг не по силам, маги чувствуют, что там, потому даже близко не полезут. Адекватные маги, я имею в виду.
– Дамиан Сфоресса – гад редкостный, но адекватный гад, – возразил Паули. Просто так рисковать не станет. Гилберт Флай таки нашел для него способ обуздать и преобразовать энергию разрушения. Как не скажу, этого я считать с тех оборотней не смог,
потому что подробностей они не знали. Но Дамиану безоговорочно верят, за ним пойдет весь клан и многие высшие маги Тридевятого. При таком соотношении силы, они могут пройти и через Карстовы врата и через …нас. До сегодняшнего утра я знал, что нам предстоит нелегкая битва, но мы победим ибо дело наше правое. Это пророчество выбивает почву из-под ног… Получается бороться нет смысла…
– Они откроют саркофаг, но не сумеют подчинить энергию такой силы, – продолжил Ээро. – Материя будет уничтожена, но не дух.
– Прикажете верить, что такой ублюдок как Дамиан выведет человечество на новый виток эволюции? – сказал Лаури. – А нам отойти в сторонку и не мешать?
– Сфоресса – лишь орудие в руках Судьбы. Он таков, какой и должен быть. Хороший человек не рискнул бы столькими жизнями во имя власти.
– Почему Инквизиция его не арестовала?! Пока они еще могли это сделать? Нас задалбывали за каждое мелкое нарушение кодекса, а этому ублюдку подготовка конца света сошла с рук! И не говорите мне, что «так плелись нити Судьбы». Тут все шито белыми нитками! – Аки резко поднялся, опрокинув стул. – Как вообще можно серьезно воспринимать эти Руны?! То потерялись на триста лет, то вдруг резко нашлись. И кто нашел? Наш магистр! Носился с ними как с писаной торбой, пока не начал понимать эту руновязь. И тут тоже закавыка. У всех нас практически одинаковый уровень магической силы. Ладно, Ээро не в счет, он знает всякие Орденские прибамбасы. Но мы трое по силе равны. Почему Паули видит чистые листы, я – иероглифы, а
Лаури читает матерные стишки?! На одной и той же странице!
– Эта книга многогранна, как и наш мир. Каждый входит в нее со своего портала. Здесь есть только правда. Кому она открывается, как и в какой мере зависит от чтеца. Для людей и магов нулевого уровня Рун Судьбы не существует вообще. Но уровень магической силы не имеет значения для тех, кто эту книгу видит. В 1349 году, например, пророчество прочитал маг 2-го уровня, в то время как величайшие волшебники этого сделать не могли. Повторяю, здесь есть только правда.
– Хорошо, пусть это правда, но этому пророчеству четыреста лет, – в борьбу против Рун Судьбы вступил Лаури. – Верить в него – все равно, что верить прогнозу погоды, сделанному 100 лет назад. Все течет, все меняется!
– Если бы в матрице Судьбы произошли хоть малейшие колебания, в мир пришли б другие пророки и мы читали бы другие пророчества. Если за четыреста лет этого не случилось, значит, не изменилось ничего.
– А может кому-то очень нужно, чтобы мы в это поверили и сложили лапки, смиренно ожидая всеобщего пиздеца?
– Кому-то, безусловно, нужно, но мы сложить лапки никак не сможем. Мы – Хранители. Сила, которая живет в нас, и не захочешь – заставит серьезно подсуетиться.

– Вот же ж вляпались! Значит, и души-то наши уничтожат, за то, что пойдем против нового порядка, а не пойти мы не можем – мы-ж-Хранители. А еще Кроуфильд этот! Когда говорил, что нас с Лухой сами Правороны оберегали, у него на морде было написано, что недостойны мы такой высокой чести! Оберегали, значит, чтобы нас не убили НЕПРАВИЛЬНО! – Аки сделал паузу,
набирая в легкие больше кислорода. – Но тогда – смысл?! На кой вообще это пророчество?! Что это нам дает? Зная, что твоя смерть неотвратима и бессмысленна, умирать веселее?! – Так как коллективная дискуссия незаметно переросла в его противостояние с Ээро, он посмотрел на Лаури, ожидая поддержки.

Лаури круглыми глазами глядел в ближнее пространство. Аки резко развернулся, чтобы узнать, что такого интересного деется за его спиной и застыл также. Вычурным пером Паули быстро выводил кровавые строки по странице Рун Судьбы. А чернильницы перед ним не было… Впрочем, она и не требовалась, перо Судьбы (в более поздних источниках – перо Пророка) прокалывало кожу и высасывало кровь пишущего, бесперебойно обеспечивая его «чернилами», пока таковые имелись в организме.

– Их нельзя уничтожить, нельзя подделать, и только Руны Судьбы могут явить Перо избранному Пророку, – благоговейно шептал Ээро.
Он не боялся помешать Паули, тот ничего не слышал, из состояния транса пророка не вывел бы даже звук пушечного выстрела, пока вершится пророчество. Но когда Лаури захотел подойти ближе, чтобы прочитать, Ээро его остановил:
– Нет. Пророчество должно быть завершено.
Какое-то время замогильную тишину нарушал только скрип пера.
– А сколько он его писать-то будет? – вполголоса спросил Аки. – По виду так целый том строчить собрался. А это… по статистике… какова смертность пророков из-за потери крови? Если процесс того…затянется, мы ведь сможем его остановить?
– Пророчество должно быть завершено, – автоматически повторил Ээро. Глаза его сияли фанатичным блеском и это Аки совсем не радовало.
– То есть, чисто теоретически, ты бы дал Паули умереть ради тупого пророчества? Ты страшный человек, магистр Хейнонен. Или ты уже не человек? В народе, знаешь, разное о вас болтают…

Однако в тот день Ээро не было суждено услышать местные сплетни о магистрах Ордена Ворона. Паули остановился, будто задумался на мгновение и отложил перо. Вздрагивая словно от озноба, он выходил из транса. Когда молочная пелена в глазах Паули растаяла, Ээро подошел к другу, положил руку на плечо, подпитывая своей силой. Взгляд же магистра был прикован к свеже-кровавому тексту. Лаури и Аки последовали его примеру.

– Хэй, это и я могу прочитать, – то ли обрадовался, то ли огорчился Аки.
– Вот и читай, сверимся.

Раз лишь в тысячу лет является
Призраком,
Чтобы дать ответ, проявить
Истину.
Жизнь умрет? Оживет ли смерть?
Или вместе как прежде об руку?
Зарождается круговерть,
Обернется ли буря облаком?

В срок восьмой третьего числа,
От ЗейрИ
Пять просветов к ЛутО
Набери.

Тем, что сбились опять с пути
Под расцветом чужого знамени,
На восток от долин идти,
Что горят в сентябре без пламени.
Да откроются им врата
Времени,
Возродится сила крылатого
Племени

– Вот как-то так. Кто-то там возродится, ангелы или демоны неведомо, но они точно будут с крыльями! – добавил Аки от себя. – А у вас что?
– То же самое. Слово в слово, – сказал Ээро.
– Я вижу то же самое, – сказал Лаури.
– Вот что значит правильный пророк! – восхитился Аки. – Читабельно, красиво, туманно и, главное, никаких пиздецов!
– Послушайте, ребятки, что-то здесь не то, – отозвался смущенный Паули. – Я единственный из вас, кто вообще не видел в этой книге текста. Какой из меня пророк?
– Самый что ни на есть пророчистый! Руны Судьбы могут явить Перо только Избранному! – голосом Ээро торжественно заявил Лаури.
– Пророки и не должны видеть написанное до них, – улыбнулся цитируемый магистр. – Но, разумеется, не все из тех, кто не видит обязательно пророки.
– Паули, душечка, а ты не мог бы пересказать эту поэзию нормальными словами? – спросил Аки и сам же понял, что зря. – Хотя сейчас Хейнонен скажет мне, что ты лишь глас Судьбы, а она говорит лишь то, что нужно и так как дОлжно. Но сам факт, что там, на верхотуре, задумались, надобно ли умирать жизни уже радует. А то пиздец и пиздец!
– Что-то изменилось, – казалось, мысленно Ээро был далеко далече, но в следующую секунду, он уже вернулся в реальность. – Раз уж Город-Призрак явится третьего августа… в 9:25… то есть через три дня.
– Город запаниковал, – хихикнул Аки, – понял, что при таком раскладе после Судного Дня являться будет некому.
– Ну, «в срок восьмой третьего числа» – это и мне, грешному, понятно. – сказал Лаури. – А как ты вычислил время, Шерлок?
– «От Зейри пять просветов к Луто набери». Зейри – время восхода солнца, Луто – вечерняя заря. 3 августа солнце взойдет в 5:29, просвет – это 47 минут и 12 секунд, пять просветов – 236 минут.
– У кого-то в голове карта памяти и калькулятор… – пробормотал Аки.
– У тебя он тоже мог бы быть, при желании…
– Нет уж, я нормальный человек и останусь таким!
– «Горят в сентябре без пламени» – это могут быть Бальмотовы пустоши… там в сентябре как раз расцветают эти, как их, такие красно-фиолетовые… эх, если бы место было указано поточней, – Паули чувствовал себя виноватым.
– Не извольте беспокоиться, карта Призрака уже загружена в матрицу, – улыбаясь, постучал себя по лбу Лаури. – За умеренную плату готов быть вашим гидом.

Он рассказал друзьям, как на второй день своего пребывания в Тридевятом, когда он слабо понимал куда попал и что с ним творится, в некой овальной зале ни с того ни с сего на потолке объявилась карта. Притом, что он ясно понимал, что это. А потом
его «нашли» Ээро и незнакомый маг, который «поприветствовал» его фаерболом. Магистр не преминул дать историческую справку, о том, что карту не мог увидеть человек, в тот момент в Лаури окончательно проявилась сила Хранителя, оттого
его и нашли. Улавливали и раньше, только урывчато и очень слабо. А в момент пробуждения силы, хотя они и наиболее
уязвимы по нынешним временам, но также способны проникнуть на «территории» недоступные «пробужденным» Хранителям…

– Вообще-то, эт моя специализация, – проворчал Аки. – С чего бы это карта явилась тебе?
– Кто знает? Возможно мой ясный ум тому причиной. Или оттого, что я в свою голову ведьм не впускаю…

Их диспут прервал секретарь Ордена, сообщив, что через 30 минут Хранителей ожидают на очередном совете.
– Ты говорил кому-то о пророчестве? – спросил Ээро Аки.
– Нет. Хотел сначала обсудить с вами.
– Вот и ладненько, сберег людям нервы. О новом пророчестве тоже не стоит распространяться, все равно – это наше дело. Не то, чтобы я кому-то конкретно не доверял, но… чем меньше о тебе знают, тем крепче ты спишь.

Совет был долгим и безрадостным. По сведениям, добытым разведчиками, в стане врага полным ходом шла подготовка, а пятое августа можно было официально объявлять концом света. Во-первых, планеты становились в идеальном для обретения небывалого могущества порядке. Во-вторых, защитные капсулы, которые создавались для будущих властелинов вселенной, будут полностью готовы именно к этому сроку. По теории, выпущенный на свободу Пожиратель Миров уничтожит Тридевятое и, возможно, пару-тройку ближних измерений. Зато преобразованной энергии разрушения хватит, чтобы сделать Дамиана Сфоресса по сути Богом. Взамен уничтоженных измерений он создаст новые, всяко лучше прежних. Так что особо преданные фолловеры получат по миру в личное пользование. Когда еще инвестиции в виде подаренной магической силы приносили волшебникам такие дивиденды?! Разумеется, многие высшие (других и не приглашали) маги Тридевятого уже перешли на сторону «победителя». Имеющие совесть без храбрости или не имеющие достаточного уровня силы поспешили покинуть родное измерение от беды подальше. Горстка идеалистов, испорченная высокими моральными ценностями и верой в Хранителей, как серьезная преграда уже не рассматривалась. Поскольку эти дурачки и так скоро станут покойниками, их оставили в покое.
Дурачки, словно назло предстоящему покою, проявляли завидную активность: на совете было наработано четыре способа укрепления врат в мавзолей Аверхеля. В итоге единогласно приняли решение поменять уют резиденции на военно-полевые условия при гробнице Пожирателя Миров.
Энтузиазм обреченных был испорчен опоздавшим инквизитором Валтазаром, принесшим явно дурные вести, ибо для обсуждения хороших в отдельных кабинетах не уединяются. К таинствам в узком кругу, состоящем из инквизитора, верховного магистра Архгриморна и почетного магистра Кроуфильда, позвали и магистра Хейнонена в виду его статуса Хранителя. Остальные Хранители не обиделись, но возрадовались и поспешили (вдруг начальство передумает?!) на свежий воздух в орденский сад.
Позже Ээро присоединился к друзьям и поделился тайнами. Мэтр Валтазар проводил расследование касательно преждевременного явления Хранителей Хакала и Юленена в измерении девять и три девятых. В ходе разбирательства выяснилось, что Хранитель Хакала интуитивно воспользовался следом оставленным ведьмой Уоррен в силу непреодолимого желания увидеть оную. Это желание имело неестественную природу, так как было спровоцировано входом в память гражданина Хакала. Разумеется, маги имеющие лицензию, соответственно имели и полное право читать память людей, а также умышленно подчинять их волю, побуждая к тем или иным поступкам выгодным магу. Однако гражданин Хакала, пребывая в статусе простого смертного в седьмом измерении, не являлся таковым в измерении девять и три девятых. Информация, находящаяся в его черепной коробке не подлежала свободному доступу. К тому же Мелинда Уоррен восемь лет находилась под тайным, но пристальным вниманием Инквизиции по делу Мэггарда Вышгородского и только два года назад была снята с учета как благонадежная ведьма.

– По факту, в 15 лет Мелинда Уоррен убила своего учителя, одного из самых сильных магов этого измерения. Инквизиция выяснила, что девочка была лишь «куклой», она произнесла заклятие, но силы, с какой оно подействовало, у нее не было и быть не могло. Кто-то из врагов Вышгородского уничтожил его ее руками. Кто-то очень могущественный. Инквизиторам не удалось
даже выйти на след настоящего убийцы, потому что его не было ни в Тридевятом, ни в пограничных измерениях. Маг, который может переслать свою силу как минимум через два измерения… – Ээро сделал выразительную паузу. – Кроуфильд считает,
что именно он – автор всего того, что сейчас творится в этом мире. Сфоресса лишь его марионетка. Как и Мелинда Уоррен. В конечном итоге эта ведьма помогла нам, не желая того. Но она не случайно полезла в твою голову, Аки. Наверняка она знала кто ты, потому что ОН знал. В тот самый день*, когда мы прибыли в Тридевятое, здесь объявился высший маг.* Причем очень странно. Инквизиторы считают, что он ЖИЛ здесь, не менее пяти лет. Как обычный человек.

– То есть пять лет водил за нос инквизиторов, скрывая свою силу?! – Аки не скрывал восхищения. – Риспект, мужику!
– Нет. От Инквизиции НЕЛЬЗЯ скрыть уровень силы. Как бы ни был умен человек, он не сможет убедить комара в том, что он мраморная статуя, а не теплокровное существо. Они чувствуют…
– Комары или инквизиторы?
– И те, и другие!
– Высший маг, который РЕАЛЬНО прожил пять лет, не используя магическую силу, – присвистнул Лаури, – Хотел бы я на него
посмотреть.
– Ты его уже видел. И не только в Тридевятом. В нашем измерении он называл себя Вилле Вало.
– Ха, кто б сомневался! Этот могёт! – Аки почесал затылок. – Если так, он точно знает о нас больше, чем мы сами.
– Подождите, зачем же тогда ему понадобилось подсылать к Аки эту девушку? – спросил Паули. – Он был рядом, мог нас всех читать, как комиксы. И то, что он жил здесь как обычный человек – не преступление. Раздвоение личности, заколебался всей этой магией, решил отдохнуть…
– Много ль ты знаешь магов, которые решили отдохнуть от магии и стать людьми хотя бы на год? За всю историю Тридевятого? – спросил Аки, поздно осознав, что «вся история Тридевятого», добавленная ради красного словца, ему самому неизвестна.
– Пардоньте, в магической истории не силен, не изучал.
– Я изучал, – сказал Ээро. – Ни одного. Как бы там ни было, сила, уничтожившая Мэггарда Вышгородского и Грегора Винтери, на 80 % принадлежит одному и тому же магу. И этот маг сейчас в Тридевятом, точнее был.
– А выбыл, небось, по-английски, – угадал Лаури. – Инквизиторы понятия не имеют куда?
Ээро кивнул.
– Единственный доступный нам ключик к этой истории – в памяти Аки. Нам нужно узнать, чем именно интересовалась Мелинда Уоррен. Прошло не так уж много времени, след должен был остаться, хотя бы слабый след…
– Почему всем так хочется полазить в моей голове?! Найдите эту ведьму и исследуйте на здоровье! Она-то больше моего знает. Или Инквизиторам лень почесаться?
– Если бы ее можно было найти, поверь, уже нашли бы. Мелинда Уоррен, скорее всего, мертва. Во всяком случае, среди живых ее в этом измерении нет, а в том состоянии, в каком она была «отмечена» в последний раз, сбежать в другие края она не смогла бы…
Аки ничего не оставалось, как сдаться на милость Паули – лучшего чтеца памяти среди Хранителей. Результаты, хоть и успешные, не принесли желаемой ясности. Ведьма Уоррен не интересовалась ни Призрачным Городом, ни гробницей Пожирателя Миров, но «скачала» информацию об энергетическом кристалле, именуемом «Черная Звезда».

* Хранители Хакала и Юленен прибыли в Тридевятое в ночь на 28-е июля, Хранители Хейнонен и Рантасалми в сопровождении почетного магистра Кроуфильда прибыли утром того же дня.
* заклятие, уничтожившее Грегора Винтери, дало возможность Инквизиции обнаружить незарегистрированного высшего мага.

***
С утра в резиденции Ордена Ворона царило походное настроение, так как большинство магов собирались отбыть в Нейменское ущелье, к гробнице Пожирателя Миров. Однако за завтраком Ээро объявил друзьям, что сегодня они отправляются в Бальмотовы пустоши.

– И что мы там будем делать, если Город явится «в срок восьмой третьего числа», а сегодня 31-е число седьмого срока? – спросил Лаури. – Территорию охранять?
– До Бальмотовых пустошей идти добрых два дня. Если выйдем сегодня, 2 августа будем на месте. Мало ли еще, что в дороге случится. Лучше уж не рисковать, – ответил Ээро и смачно захрустел ореховым печеньем.
– Идти?! Два дня?! – Аки поперхнулся кофе. – Мы что пешком туда будем идти?
– К Призраку можно только своим ходом. Никакая магия не приблизит нас к Городу ни на шаг.
– Пешком… как гребанные хоббиты… – не мог смириться Аки. – В мире магии и пространственно-временных коридоров…

Путешествие проходило на удивление легко и спокойно. На всякий случай Лаури «скопировал» карту, хранящуюся в его голове, и поделился со всеми еще перед выходом. Они не забывали об охранной магии, но, казалось, никто и не думал на них нападать. То, что во вражеском лагере напрочь потеряли интерес к Хранителям, не ранило их гордость, но настораживало. Какой неведомой мощью обладает противник? Не получится ли так, что в решающей битве они выйдут с деревянными копьями против танков? Тем более рано утром в Орден пришло сообщение из Инквизиции. Перебежчик Норимор ночью заявился к брату с уговорами присоединиться к Сфоресса пока не поздно, ибо сопротивление равносильно самоубийству. Но, разумеется, Норимор-младший, как и остальные инквизиторы, скорее умрут, чем нарушат клятву…

А противникам Сфоресса было о чем беспокоиться, ибо за спиной главы Ордена Волка находился такой себе неприметный Гилберт Флай. Как Сфоресса был одержим могуществом, так Флай был одержим исследованиями. Ни один из них не добился бы ощутимого успеха поодиночке, но судьба свела двух неудачников 11 лет тому, и со временем этот союз лишь укрепился. Они идеально дополняли друг друга. Гилберт обладал пытливым умом гения, Дамиан – блестящими организаторскими способностями и
практической хваткой. Сфоресса не был создан для великих достижений в магии, Флай – для продвижения по карьерной лестнице. Однако высокие посты открывали новые возможности и для высокой магии…

Экспериментируя с пространством, Флай случайно оказался в измерении сорок три населенном рептилоидами Прайса. Данные отродья, обладающие интеллектом и магическими способностями, были по-быстрому изучены и описаны магистром Прайсом еще в 1756 году, но их магия была слишком слабой и примитивной, чтобы кого-то заинтересовать. Волшебники относились к ним почти также как к людям: как высокопросвещенные жители мегаполисов к диким племенам. Однако Гилберт Флай вник в местные обычаи
и обнаружил так называемый колдовской эргремор  – когда в случае нужды магическая сила всего племени концентрировалась в одном представителе. Это был, как правило, вождь или шаман и, таким образом, он достигал уровня силы высшего мага Тридевятого. Разумеется, Флай не мог не задуматься о мощи, которую получил бы избранный, если бы в создании  эргремора участвовали, скажем, 30 высших магов. Ведь это было бы совсем не то, когда те же 30 магов творили бы одно заклятие вместе. Эргремор не просто суммировал, а увеличивал вложенную в него силу почти в 9 раз. Это открывало сказочные возможности для избранного, но где найти волшебников, готовых подарить свою силу во временное пользование? Эргремор требовал если не фанатичной веры в своего вождя, то, по крайней мере, добровольного участия. Однако эта идея сильно зацепила Дамиана Сфоресса, он заверил соратника, что уж добровольцами его обеспечит, начать-то можно и с пяти, главное – грамотно провести сам ритуал.
Успешные эксперименты повели к следующим успехам и головокружению от оных. Сфоресса понял, что власти над одним миром ему маловато, Флай хотел создавать доселе невиданные новые миры. А в Нейменском ущелье пропадала без дела неслыханная мощь, только потому, что в природе не существовали маги способные с нею совладать… До этого времени…
***

– Куда мы отправляемся? – спросила Линн.
– Куда захочешь, выбор за тобой: любое измерение, любая страна… Но сначала нам нужно вернуться в Тридевятое.
– Зачем? Я туда не хочу.
– Этот камешек нужно вернуть на место. – Вил подбросил на ладони черный бриллиант. – Разве ты не чувствуешь? Он просится домой. Пока он с нами покоя нам не будет.
Линн забрала у него камень, полюбовалась искрами, рождающимися и тающими меж его граней, и …выбросила в окно.
– Вот и все дела. Кто найдет, тот его домой и доставит.
Вил рассмеялся.
– Интересный способ решать проблемы.
– Главное – действенный.
– Не в этот раз. Ты завершила обряд, вы «кровно» связаны. Я разделил вас, но не разрушил эту связь. Черная Звезда так легко не отпустит… Ни тебя… ни меня. Лет 10 тому я заполучил этот камень эм... не совсем законным путем и использовал для создания
тривиума*. Я знал, что это кривер**. Но соблазнился его силой и рискнул…  Тривиум был успешен, все кристаллы были уничтожены… И вот, он ко мне вернулся, чуть не убив тебя… Так что я собираюсь стать дивно законопослушным магом… А почему ты не хочешь возвращаться? Из-за Инквизиции?
Просто не хочу… Черт! – Линн достала из правого кармана только что выброшенный амулет…
– С инквизиторами договориться проще, чем с этим камушком, – усмехнулся Вил. – Не бойся, мы со всем справимся.
– А кто сказал, что я боюсь?
Дагонорт собрался было прочесть лекцию о пользе страха в жизни волшебников, но вовремя спохватился. Он поместил кривер в углубление на своем перстне, серебряный паук, украшающий перстень переполз на камень и расправил лапки, удерживая кристалл и частично нейтрализуя его силу.

* тривиум – колдовской ритуал для обретения высшей силы. В тривиуме, помимо всего прочего, используются три магических кристалла. Такой способ некоторые маги считают варварским, поскольку кристаллы уничтожаются полностью, а полученная сила не становится частной собственностью, ею можно воспользоваться только раз.
** кривер – (в просторечье – бумеранг, феникс) магический кристалл класса А. Считается вечным, поскольку спустя годы способен возродиться из собственной пылинки. Кривер преследует причинившего ему моральный ущерб волшебника вплоть до смерти оного. Ну, или пока воля кривера не будет исполнена.
***

Ээро заявил, что они используют максимум 10% возможностей, данных им как Хранителям, и повадился читать лекции для повышения квалификации не только на привалах, но и в пути. И хотя Аки пару раз «пророчил», что «убьет лектора Хейнонена», он также говорил, как им всем «повезло, что у них есть Эрка». Если во имя сохранения жизни вообще им предстоит битва не на жизнь, а на смерть, нужно быть готовыми на все 100%. Надеялись и на Призрачный Город, раз уж сами Руны Судьбы отправили туда…

Город-Призрак становился реальностью раз в тысячу лет, не придерживаясь  четкого графика: мог и на столетье опоздать или на столько же заявиться раньше срока. В любом случае Город являлся ВОВРЕМЯ, чтобы выровнять баланс между вечно противоборствующими началами. Призрак наделял прошедших через его ворота  небывалой магической силой, но мог и ...уничтожить. В его стенах великие маги были так же уязвимы, как и новички, здесь не действовала никакая посторонняя магия, потому что Город сам являлся первородной магией. Он выявлял суть любого существа и единолично решал: одарить, наказать или вытряхнуть за ворота ни с чем, но с миром. Однако войти в Призрачный Город мечтали многие, вычисляли время и место «прибытия», даже путешествовали во времени стремясь поймать самую яркую магическую легенду Тридевятого.

В сфере «тайных знаний» существовало множество пособий и инструкций, призванных помочь найти Город-Призрак. Эти советы, как и все остальные  советы всех миров, делились на три категории: полезные, бесполезные и вредительские, а выяснять, что есть что волшебникам приходилось на собственной шкуре. Но, тем не менее, имелась информация, из которой можно было извлечь пользу. А вот то, что происходило за стенами Призрака, описывалось всего парой скупых фраз. Было известно, что Город – фактически мираж, но перестает быть маревом, для тех, кого он принял гостеприимно. Он таил в своих недрах невероятные артефакты, которые невозможно было заполучить, действуя по заранее составленному плану. «Если ты сможешь войти в Призрачный Город, то, что твое, само тебя найдет» - загадочно выражалась легенда. На все про все давалось три часа. И как бы вам не хотелось побродить по пропитанным магией закоулкам подольше, следовало покинуть Призрак до того, как истечет это время…
Утро третьего августа четверо Хранителей встретили в долине Корби-Ноор, расположенной на восток от Бальмотовых пустошей. Все пребывали в приподнятом настроении, ожидая часа икс. Нежная зелень долины, местами разукрашенная цветочным принтом, была залита серебристым туманом. Не хватало разве что звуков фанфар, когда средь природной красы сверкнули молочной белизной зубчатые крепостные стены, а над ними выросли башенки и купола Призрачного Города. А через мгновенье (33 секунды, если вы хотите точности) прекрасное виденье …растаяло, оставив лишь слабые «стеклянные» контуры.
– «Если ты сможешь войти в Призрачный Город» – процитировал Аки. – Как правильно сказано. Он же – практически невидимка!
– Оно и к лучшему, человеку недолго с ума сойти, когда вокруг него из воздуха вдруг вырастают дома, – заметил Паули.
– Эм.. а если кто не сможет выйти из Города через три часа? – спросил Лаури.
– Превратится в тыкву, – очаровательно улыбнулся Аки. – Правда, магистр?
– Пожелтеть не пожелтеет, но по сути – да, тот же овощ…
Ээро еще вчера научил всех пользоваться «таймером», имеющимся в черепной коробке каждого существа наделенного интеллектом. А также – посылать зов друг другу. ВопросЛаури был продиктован любопытством, а не страхом ошибиться во времени  и затеряться в Городе на веки вечные. Хотя все знали – если бы Призрак пожелал оставить их в качестве украшения, никто б не смог ему не помешать.

Прозрачность постепенно обретала цвет, форму и даже аромат. Город становился нормальным старинным городом, разве что без обитателей. Это означало, что «сканирование» завершено, их приняли. Поскольку в среде магов ходило упертое суеверие о том, что артефакты толпой не ищут, друзья разделились. Ээро и Паули двинулись исследовать восточную часть, Аки и Лаури пошли на запад. Цепко ширяя взглядом по сторонам, Аки находил время и поворчать, что так-то дела не делаются. Если бы у них были хотя бы намеки на то, что нужно искать… А то ходи тут как телок по пастбищу, жди пока что-то там само тебя отыщет. Лаури слушал в пол-уха, не признаваясь, что ему как раз, так и нравится: бродить практически бесцельно по этим улицам, где каждый булыжник пропитан магией и за каждой дверью тебя ждет личная Нарния. Потому что он был уверен: то, что случится в Городе с ними, не случалось ни с кем и никогда. Не оттого, что они какие-то особенные, просто Призрак – особое место, здесь у каждого своя история. Если бы не Сфоресса и это дурацкое ограничение во времени, он бы исходил Город вдоль и поперек, заглянул бы в каждое строение, погулял бы в каждом саду… А так да, Аки прав, нужно определяться со зданием. Тем более что ворон, изображенный на
большом витражном окне дома напротив, призывно взмахнул крылом. Или то оптическая иллюзия, так солнечные лучи заиграли на ярких стекляшках, окружающих строгую птицу?

Аки забраковал его выбор: ведь совсем рядом сиял серебром и позолотой дивный храм в китайском стиле, самая крутая магия наверняка там. Вот подошли б поближе, может и там какая-нибудь ворона помахала бы крыльями, раз ему нужна такая мотивация. Однако Лаури твердо вознамерился посетить выбранный дом «на минутку», с другом или без него. Аки потащился следом, милостиво выделив «на экскурсию» целых 15 минут. В доме они разделились, Аки пошел на второй этаж, заявив, что собирается поискать что-нибудь ценное, пока некоторые будут на ворон пялиться. Лаури не возражал. Ему уже казалось, что он ошибся. Это была обычная гостиная обычного дома. Ворон на окне был абсолютно неподвижен, как и полагалось изображению.

Солнечный свет тек через разноцветные стекла, выгодно освещая самый ценный из имеющихся здесь «экспонатов» – на кружевной
салфетке, которую могла б сплести его бабушка, стояла огромная чаша. Разумеется, Лаури ее сразу заметил, но не сразу понял, что чаша сделана из варгарда, то бишь ведьминого серебра. В природе варгарда не существовало, только искусные волшебники могли сотворить такое «серебро» с переливами всех цветов радуги, так как цветовая гамма полностью зависела от творца. В этом,
темном, словно прошедшем через адово пламя, серебре вспыхивали искры всех оттенков синего и зеленого. На дне чаши был изображен лик спящего божества, наделенного, помимо двух закрытых, третьим бодрствующим оком. Вокруг «портрета» плелась стилизованная руновязь. Лаури скорее угадал, чем прочитал несколько слов. Но этого оказалось достаточно, чтобы глаза бога открылись. Пламя, вырвавшееся из «металлических» зрачков ослепило и поглотило его, превратив в живой факел. Он закричал, хотя совсем не чувствовал боли. Это был скорее боевой клич, в котором звучало и торжество от рождения чего-то нового.

Пламя исчезло так же резво, как и появилось. Словно иголками покалывала «обожженная» кожа, но когда Лаури открыл глаза, он с удивлением убедился, что не только не потерял зрение, но может видеть гораздо лучше, чем прежде. А именно – то, чего не видел
прежде! Он мог видеть мельчайшие детали отдаленных предметов, а при желании и сквозь них...

В комнату с угрожающе-испуганным видом ворвался Аки. В правой руке он держал  старинный скипетр, формой напоминающий
бейсбольную биту. Оглядев комнату на предмет врагов, и не обнаружив таковых, Аки опустил «биту» и подошел к Лаури. Он шарахнулся от друга, как от черта и было видно, что ему с трудом удалось зафиксировать на лице выражение «та все нормально».
– Что со мной не так? Рога вроде не выросли, – ощупывая голову, сказал Лаури. – Неужели нимб сияет над головой?
– Ну, того… загорел ты малость… и глаза… э… черные. Полностью.
– В смысле, полностью?!
– Как в клипе на In the Shadows… И огонь вместо зрачков…– Аки заставил себя снова посмотреть Лаури в глаза. – Ой, теперь все нормально! Знаешь, так уже было, когда ты спасал меня от виселицы, глаза у тебя тоже были полностью черные, но тогда хоть без огня… А что случилось-то?

Лаури рассказал о нехитром приключении с варгардовой чашей. Аки рассмотрел творение магического искусства на расстоянии и вблизи. Повернув чашу так, чтобы божеский лик смотрел в противоположную от него сторону, даже потер, как Аладдин лампу, но разбудить загадочное божество второй раз не удалось.
Они покинули дом и направились к храму, который Аки облюбовал еще издали. Хранитель Хакала по-хозяйски прихватил с собой найденный скипетр, ибо очень удобная штуковина, если понадобится кого треснуть. Разумеется, сила Хранителя позволяла ему
крушить противника на расстоя





Trackbacks для записи [ Trackback URL ]

Для данной записи нет trackbacks.

Январь 2022

В П В С Ч П С
      1
2345678
9101112131415
1617 18 19202122
23242526272829
3031     

Последние комментарии